Московский уличный художник Арсений, более известный как Покрас Лампас, превращает невзрачные городские пространства в арт-площадки, которые быстро становятся местными достопримечательностями.

Недавно Покрас Лампас впервые посетил наш город с мастер-классом. Корреспондент «НГ» побеседовал с ним о профильном образовании, работе в Европе и многом другом.

— Расскажи, когда ты впервые начал рисовать.
— Это было около 7 лет назад, тогда я начинал заниматься граффити. Художественного образования у меня нет. Мне кажется, что чем больше ты учишься у кого то, тем сильнее он влияет на тебя и на твою стилистику, а я от этого всегда старался уйти. Я искал что-то своё, работал со шрифтами, постепенно набивал руку.

— Как ты пришел к каллиграфии и своему стилю?
— В какой-то момент меня зацепили работы Нила Шое. Он первый ввёл термин «каллиграффити», то есть каллиграфия в больших масштабах. Грубо говоря, он мог брать швабру и писать ей на стенах, например. После знакомства с его творчеством я понял, что не хочу ограничивать только граффити и занялся каллиграфией. 

А стиль — это результат ежедневных экспериментов с инструментами, да и вообще со всем подряд.— Какими инструментами ты пользуешься?
— Во-первых, маркеры — они компактные, и их легко заправлять. Во-вторых, Pilot Parallel Pen (это такое автоматизированное перо). Ещё из инструментов есть старая кисть, браш (автоматизированная кисть), линейка, ресфедер. 

На самом деле, рисовать можно чем угодно, как-то я даже визиткой что-то писал.

— Расскажи о своем самом интересном проекте.
— Думаю, это то, что я сделал в Екатеринбурге. Работа представляет собой стену в ультрафиолете, покрытую каллиграфическими тегами, и на ней ещё светится надпись на английском «Все ваши стены принадлежат нам». Она очень большая. И это реальный, а не интернет-проект. Люди смотрят, ты влияешь на них, популяризуешь это.

— Чем обычно вдохновляешься?
— Не могу как-то определенно ответить. Бывает, услышишь какое-то сочетание слов, фильм какой-нибудь посмотришь, и идеи приходят. Но это может как угодно и когда угодно произойти. Бывает, что даже макаронами в кетчупе иногда начинаешь рисовать.

— Как зародился проект «Calligraphy On Girls»? Как обстоят дела с ним сейчас?
— Всё получилось спонтанно. В принципе, это ещё от граффити пошло, когда рисование на женских телах ассоциировалось с определенным успехом и популярностью. Мне захотелось всё это подать под новым соусом. Тем более, зимой-то ведь на улице особо не порисуешь.

— Не возникало ли желания переехать за рубеж, где вся эта культура развита намного лучше?
— Из-за того, что всё это не очень развито у нас, работать здесь интересней, тебе достаются более амбициозные проекты. Смысл работы в Европе для меня один: там есть огромное количество потрясающе талантливых людей, и единственный вариант поработать с ними — это приехать туда. Поэтому в перспективе я с удовольствием найду время и силы для этого. А вообще культуру надо развивать везде.

Андрей СОРОКИН
Фотоконкурс-2019
Мне нравится0
Гость
Он в начале декабря приезжал, а на сайте новость в центральных событиях еще висит.
Имя Цитировать Мне нравится0
Защита от автоматических сообщений