В нашем городе есть жилые дома, которые несут на себе отпечаток истории. Эти здания с полным правом можно назвать легендарными. Корреспондент «НГ» Надежда Красова решила выяснить, что из этих легенд — правда, а что — городской фольклор.

Дворянское гнездо

В начале 1980-х на улице Красной вырос особенный дом, прозванный в народе «Дворянское гнездо». Эта неброская пятиэтажка под номером 65 расположилась в глубине квартала, чуть ниже первой гимназии. Элитная (по тем временам) новостройка была предназначена для определенного круга советской номенклатуры. Здесь получили квартиры первый секретарь обкома КПСС Лев Ермин (именную доску с его фамилией можно видеть на торце дома), второй секретарь Георг Мясников, председатель облисполкома Анатолий Ковлягин, председатель горисполкома Александр Щербаков (он и ныне живет в этом доме). Без этих людей немыслима советская история Пензенской области. Каждый из них — легендарная личность.

Сегодня это уже обычный дом, правда, с очень высокими потолками и широкими лестничными площадками. И хотя престижный статус он уже утратил, однако нечто от бывшего лоска все же осталось. Например, шикарные ВИП-квартиры — теперь с евроремонтом и сауной.

— Дом прозвали «Дворянское гнездо», но не за то, что он стоит на бывшей Дворянской улице. Он был построен для высшего чиновничества, — объясняет краевед Александр Тюстин. — Комфорт в доме, действительно, «дворянский»: квартиры двухуровневые.

По мнению историка, все, кто заселился в былые годы в эту пятиэтажку, были достойны жилья такого уровня.

Неоценим вклад Щербакова в развитие нашего города, — подчеркивает Александр Васильевич. — Обладая высокими полномочиями, он имел беспрепятственный вход в кабинеты министров. И неоднократно выбивал деньги на целевые застройки Пензы. Если бы не он, жили бы мы до сих пор в своих гнилушках…

Дом-покаяние

Еще один примечательный дом расположен на Московской, 86. Это 64квартирное строение состоит из 3-х корпусов и 4-х подъездов и имеет особую, несколько мистическую историю. Сегодня он известен тем, что в его дворе есть памятник «Покаяние», возле которого ежегодно проходит митинг в честь Дня памяти жертв политических репрессий.
— Дом построен в 1950х годах, — говорит краевед Александр Дворжанский. — Это самое раннее здание на площади, возникшее в советское время. Известно, что здесь жил герой соцтруда и первый директор ПНИИ Иван Чернецов.

В 18-19 вв. на месте этого дома стояла Петропавловская церковь, разрушенная при советской власти. В 1993 году, в честь этой церкви, как бы оплакивая ее, скульптор Борис Качеровский изваял фигуру скорбящей женщины.

Встала она аккурат на месте прежнего кладбища, где покоится прах священнослужителей храма. Отсюда — мистика о «нехорошем месте», где якобы блуждают привидения.

— В этом доме раньше давали квартиры секретарям райкома и обкома, — вспоминает местная жительница Вера Рогожина. — «Сталинка» отличалась особыми удобствами: высокие потолки, паркетные полы, газовая колонка, чугунная газовая плита, и даже ванная во весь рост. Все эти элитные, для тех времен, признаки жизни в нашей квартире, например, сохранились до сих пор. И даже труба в нише осталась — раньше в доме топили углем, а печки стояли в подвале.

Сегодня в доме на Московской, 86, на первом этаже совсем не осталось квартир — все занято магазинами. А красивые балконы с лепниной грозят разрушиться.

Немецкий дом

В 1932 году на перекрестке улиц Максима Горького и Володарского был построен четырехэтажный дом № 47/45. Как говорят историки, он предназначался для «специалистов будущего часового производства». А вот одна из старожилов этого дома рассказывает так.
— Я живу здесь уже около 30 лет, — замечает Валентина Белякова. — Когда мы сюда вселились, тут проживали работники велозавода. Были здесь и квартиры часовщиков, в частности, проживал когда-то один из директоров часового завода.


Дом строили еще до войны и, говорят, для немецких специалистов. Поэтому в народе его так и прозвали — «немецкий дом».

Интересно, что таксисты того времени отлично знали, где он находится, стоило лишь пассажиру назвать дом по имени. Но строили его, конечно, не немцы.

— Хотя сделан дом очень добротно и крепко, — говорит Валентина Ивановна. — Планировка квартир почти у всех одинаковая: два балкона на каждой стороне дома, общая кухня, кладовка, а ванной не было. Зато квартиры по площади большие — около 70-75 кв. м. Еще необычно, что на кухне стоял «Титан» — топили дровами, которые хранились в сараях во дворе.


Защита от автоматических сообщений