Больше семи десятилетий отделяет нас от 22 июня 1941 года, от начала страшных и тяжёлых боёв Великой Отечественной войны. Но мы помним всех, кто защитил от фашистских захватчиков страну, наше настоящее и будущее.
Кадры хроники, документы хранят факты далёкой войны. В письмах солдат навсегда остались тоска по дому и оставленным родным, горечь от потерь, нежность к любимым. Скупые строки, оставленные военной цензурой — не приукрашенный слепок времени. Они немногословны, но сохраненные в семейных архивах говорят о многом. Они давали силы бороться и их авторам, и их адресатам. Вот несколько писем Ивана Сергеевича Ковалевского, воевавшего в 3-м минном батальоне 63-го Стрелкового Гвардейского полка, адресованные жене, Прасковье Михайловне.


5 марта 1942 года Смоленская область

Здравствуй, дорогая жена Паша и сын Валя.

Сообщаю вам, что я пока жив и здоров. Желаю вам всего хорошего. Паша, мы идем сейчас по фронту все свои. Вместе. В бою еще не были. Уже много есть убитых и раненых нашей роты. На днях попадем на фронт. Мы зашли в кольцо. Очень опасное место. Идем как будто бы в город Ржев выбивать немца с города.

Паша, может будет мой адрес. Напиши мне Володин и обо мне Володе.

Паша, обо мне не беспокойся. Деньги не береги, у меня деньги есть, только купить на них ничего нельзя с самого (название города неразборчиво). Я ничего не купил, даже на один рубль.

Пока до свидания, дорогая жена и сын Валя.

Целую вас крепко.


(На обороте)

Товарищ Ковалевская, передайте привет моей жене Василисе П. ул. Буденовская, 26. Петров Федор


21 апреля 1942 г. С фронта.

Здравствуй, дорогая жена Паша.

Сообщаю, что я пока жив и здоров. Посылаю я тебе свой привет и желаю всего хорошего. Еще привет дорогому сыну Вале.

Как ваше здоровье? Я уже писал тебе о себе письма. Я от тебя, Паша, не получил еще. Не знаю, дождусь или нет. Хотя бы одно. Хотя бы узнать, как ты живешь и Валя. Я очень часто вижу во сне тебя и Сергея. Слыхать о нем или нет? Паша, со мной сейчас знакомых нет. Скворцов заболел, Петров тоже. Направлены в госпиталь. Братищев ранен, остался в тылу у немца. А остальные — не знаю где. Узнай, где Лобанов и напиши, Паша. Со мной только молодежь 23 года. Один я старше. Но ничего, меня, молодцы, не бросают с рядов. Живем дружно и воевать будем дружно. Только без своих товарищей скучно. Есть один с участка, видимся все время. Если получаешь мои письма, то пиши ответ сразу. Может получу от тебя хоть одно. Рад бы почитать письмо из дому. Как у тебя там с нашими и как завод работает?

Пока до свидания.

Твой муж.

Целую вас с Валей несчетно раз.



14 июня 1942 года

Здравствуйте, дорогая жена Паша и дорогой сын Валя. Пишу вам, что пока я жив и здоров. Посылаю я вам свои приветы и желаю всего хорошего.

Дорогая жена и сын Валя, вы мне почему-то редко пишете. Я и то пишу вам чаще, несмотря на то, что у меня нет бумаги, а у вас есть бумага и больше времени свободного. Я получил письмо от Володи и от Петра Андреевича Алаева и очень рад. Он мне пишет, как они бьют банду Гитлера. Мы тоже не отстаем от него и думаю вместе приехать домой с победой. Пиши, как вы живете. Я пока себя чувствую ничего. Сейчас пока все стоим в обороне. Боев нет у нас, кроме перестрелок, но ждем со дня на день, чтоб скорей с ним покончить, с этим гадом.

Ну пока, до свидания. Передавай привет Алаевым, Козловой Ол. Кон. и Миняйловым, и Кузьмичевым.

До свидания. Целую вас, Паша и сын Валя, крепко, несчетно раз.


(На обороте) Говорила ли ты Братищевой, что я писал: он остался в тылу немца ранен. Они все пишут ему письма. Скажи, чтобы не писали. Его нет. И также нет Скврцова и Петрова, выбыли по болезни. До свидания.


18 июня 1942 года

Добрый день, дорогая жена Паша и дорогой сын Валя.

Сообщаю, что я пока жив и здоров. Здоровым себя чувствую. Ничего, питание стало лучше, можно сказать — хорошо. Еще посылаю вам свой привет с Валей и желаю вам всего хорошего.

Паша, письмо я ваше получил. Большое спасибо, что пишете часто. Пишите, мне будет веселее. Ты писала, что Валя ушел в колхоз, послали работать. Это ничего, пускай помогает, а осенью — обязательно в школу посылай, обязательно, во что бы то ни стало.

Пиши как у Вали с одеждой и можно ли где купить.

Пишите. Что у вас нового. И особенно о своей жизни с Валей и здоровье. Паша, старайся сейчас купить зимнюю обувь, чтобы не пришлось ходить в чем зря. Лучше что-нибудь продай.

Ну пока, дорогая моя жена и сын Валя.

Я стою все в обороне.



28 июня 1942 г.

Паша и сын Валя. Посылаю я вам свой привет и желаю всего хорошего. Я пока жив и здоров. Живу хорошо. Питание у нас сейчас хорошее. Я чувствую себя хорошо, Паша. Я письмо твое получил 22 июня. Паша, ты писала, что Валя тебя не слушает. Надо с ним построже обращаться, чтобы он понял. Сообщаю, что письма я твои все получаю. Сперва 2 месяца не получал, потому что у нас отдален фронт от железной дороги. А теперь я получаю нормально. К нам письмо идет месяц. Стоим пока все в обороне на месте. Но недолго однако придется стоять, скоро начнем подвигаться, бить немцев. Скорей бы их разбить и домой с победой.

Теперь напишу Вале пару слов.

Валя, ты почему не слушаешь маму? Валя, если тебе хорошо живется в тылу, то ты подумай об нас с Володей. Мы ведь на фронте. И нам всяко бывает — и хорошо, и плохо. И мы хочем победить врага. А ты такой мальчик большой и не хочешь помогать маме даже дров напилить, если это дело твое и вполне ты это сделать можешь. Вот, Валя, (…) ты должен сам все делать, не ждать, пока мама скажет. И больше чтобы этого не было.

До свидания. Целую вас крепко.



Действующая армия

1436 полевая почта

64 стрелковый гвардейский полк

3 мин.батальон
Защита от автоматических сообщений