Председатель Следственного комитета Александр Бастрыкин подготовил и передал в администрацию президента законопроект об уголовной ответственности юрлиц. Предложение является нонсенсом для российского законодательства. Это ни хорошо, ни плохо – это просто необычно.

Ответственность до настоящего времени несли только физические лица, потому как исторически все криминальные наказания были неотъемлемо связаны с личностью преступника. Даже само по себе название отрасли права «уголовное» исходит от слова «уголовить», то есть отсечь голову. И сделать это можно только в отношении человека, а не юридического лица. Юридическое лицо можно оштрафовать, ликвидировать, конфисковать имущество или запретить заниматься какой-либо деятельностью.

К тому же, юридическое лицо – это всего лишь правовая фикция, некое понятие, которое существует только в силу придания ему законом комплекса прав и полномочий. Не может же комплекс прав сам по себе совершить преступление, в отрыве от должностных лиц этой организации или от своих учредителей! Потому и наказывали всегда руководителей и изредка главных бухгалтеров.

В других государствах уголовная ответственность организаций тоже является редкостью, но все же она существует. Причем в разных формах. Связано это опять же с направленностью наказания по уголовному закону определенной страны. Практика по уголовным делам других стран свидетельствует о большом внимании к штрафу как виду наказания (например, в Германии, где сам источник уголовного права именуется «Штрафным кодексом»). В этой связи наряду с гражданами, совершившими преступление, ответственность в виде взыскиваемых денежных сумм налагается и на организации, если они в связи с этим преступлением как-то обогатились.

В случае с инициативой российского следственного органа введение уголовной ответственности для организаций связано, скорее всего, со взысканием штрафов с компаний или даже с конфискацией всего их имущества. Особенно это актуально в связи с реформированием раскрытия преступлений, связанных с участием «однодневок» и легализацией преступных доходов. Только у «однодневок» никогда нет никакого имущества, поэтому такая санкция изначально оказывается нерабочей. Поэтому, скорее всего, будет предпринято ограничение прав таких организаций в их дальнейшей хозяйственной деятельности.

Актуально это и в сфере госзакупок. Например, если какого-либо чиновника уличили в получении взятки от компании за госзакупку, эту компанию целесообразно отстранить от торгов, вплоть до запрета на принятие заявки. Конечно, существует риск создания множества фирм-однодневок для участия в незаконных государственных закупках, но как раз от правительства подоспел соответствующий законопроект об «однодневках», возрождающий, по сути, уголовную ответственность за лжепредпринимательство. Возможно, он и будет способствовать снижению количества фактов регистрации фирм-однодневок, если правоохранительные органы будут заниматься правоохранительной, а не вымогательской деятельностью.

Бороться с преступностью надо, и все согласны, что профилактика в этом – лучшее средство. Но пока у нас хотя бы в первых статьях Конституции указано, что Россия – демократическое и правовое государство, то не должно быть ограничений для тех, кто не совершал ничего противозаконного. И борьба с юридическими лицами как-то печально напоминает битву Дон Кихота с ветряными мельницами вместо борьбы с истинными пороками и бедами.
Защита от автоматических сообщений