Вскрылась очередная проблема российской юстиции. Помощник судьи Кунцевского суда Надежда Сахарова, присвоив себе соответствующие полномочия, выносила решения практически стахановскими темпами.

Что мы знаем из СМИ: 200 гражданских дел пропало. По данному факту возбуждено и расследуется уголовное дело. Сахаровой назначена психиатрическая экспертиза.

Что можно сказать: очевидно, что по изложенным фактам возбудить уголовное дело было просто необходимо, ибо проверить все обстоятельства можно только путем проведения следственных действий. Проверить Сахарову на вменяемость также необходимо, поскольку ее психическое состояние будет одной из составляющих мотива, которым она руководствовалась, совершая данные действия.

Вопросов больше, чем ответов.

Удивительно, но как пропажа 200 гражданских дел могла остаться незамеченной? Ведь это как минимум 400 заинтересованных человек (истцы и ответчики), третьи лица, госорганы и т.д. Регистрация каждого дела осуществляется в канцелярии суда, и отследить движение дела можно хотя бы по журналу. Судья, в конце концов, расписывается за его получение. Очевидно, что заинтересованные стороны не могли не следить за ходом и результатами рассмотрения их дел, но что им отвечали в суде, остается загадкой. И это главный вопрос. Ведь, давая не отвечающие действительности ответы, должностные лица суда фактически покрывали, по меньшей мере, бездействие судьи, либо, если факт пропажи дел уже всплыл, покрывали преступление. Еще один немаловажный вопрос: как в руки помощника судьи могла попасть гербовая печать, печать, которой удостоверяются судебные акты, вынесенные от имени Российской Федерации? Ведь даже решения, получаемые в канцеляриях судов, часто заверяются штампом «копия верна» и подписью работника канцелярии.

Что произошло на самом деле, можно только догадываться. Но важно понять, что это не частный случай, не проблема отдельно взятого судьи или суда. Это кризис судебной системы в целом. Ведь для профессиональных юристов далеко не секрет, что очень много судебных актов готовится не самими судьями. Решения по делам особого производства изготавливаются помощниками, постановления на аресты – следователями, решения, удовлетворяющие требования истцов, – их адвокатами. Толковые помощники судей на вес золота, и за ними в этой среде идет настоящая охота: умный помощник готов взять часть нагрузки по подготовке судебных решений на себя, и тем, кто их грамотно и резво отписывает, судьи доплачивают из своего кармана.

Такова она, правда жизни, и то, что мы сегодня узнали, – лишь верхушка айсберга.

Это системная проблема. И дело не только в большой загруженности судей. Дело в том, что судьба человека у нас никого не интересует.

Кстати сказать, судья Сергеева в среде юристов считается настоящим профессионалом, стоящим на голову выше многих своих коллег, и если изложенное произошло у нее, то что мы можем обнаружить у других, менее квалифицированных судей?
Защита от автоматических сообщений