Недавно в Пензенской области у новорожденного ребенка был обнаружен ВИЧ. Этот нерядовой случай заставил специалистов бить тревогу.

Почему вирус подбирается все ближе к обычным людям и как не угодить в «зону риска», выяснил «НГ».

Откуда риск?

За год в Пензенской области в среднем рожает больше 14000 женщин, из них порядка 130–140 беременных, или 1%, не встают на учет по беременности в женских консультациях. Почти у каждой десятой из пренебрегших помощью врачей в 2016 году была выявлена ВИЧ-инфекция. И пока эти цифры ниже, чем в других регионах. Однако в них заложена угроза здоровью не только для самой женщины и ее ребенка, но и для всего общества.

— Рождение детей от инфицированных ВИЧ родителей — не редкость, — поясняет заместитель главного врача клинического центра специализированных видов медпомощи Сергей Олейник. — Сегодня существует химиотерапия, которая снижает шансы родить малыша с ВИЧ до 2%. В то же время если женщина не лечится и не принимает препараты, то вероятность рождения инфицированного ребенка очень высока — около 35%. В таком же положении те, кто не знает о своем ВИЧ-статусе, поздно обращается или вовсе игнорирует посещение доктора.

Можно ли это предотвратить? Многие регионы нашли выход в том, чтобы обследовать мужей беременных женщин. Но, по мнению нашего эксперта, если сама женщина нигде не «засветилась», все бестолку. Муж может заразить жену и после родов, сбегав «на сторону». А она, в свою очередь, — ребенка, когда кормит его грудью. Кстати, Пензенская область, возможно, единственная в России использует для анализа качества профилактики этот показатель — своевременное взятие на учет по беременности, который находится на постоянном контроле в региональном Минздраве.

Другой вопрос — почему беременные отказываются от визита к гинекологу. В 2015 году специалисты Центра СПИД провели опрос среди молодых мам на эту тему. Большинство голосов набрали такие пункты, как асоциальный образ жизни, нежелательная беременность, страх дискриминации, если обнаружится пристрастие к наркотикам и диагноз ВИЧ. Кроме этого, фигурировало и нечто банальное: лень, низкий уровень интеллекта и информированности. Еще женщины аргументировали отказ тем, что трудно отпрашиваться с работы, и тем, что врач заставляет делать много обследований.

СПИД-диссидентство — это преступление!


Кроме того, в последнее время в обществе расширяется вредное течение — так называемое СПИД-диссидентство.

— Недавно к нам пришла молодая беременная женщина, начитавшаяся книг о том, что ВИЧ-инфекции нет, — не без сарказма и досады говорит Сергей Олейник. — Она с порога заявила, что категорически отказывается принимать лекарства. Что ж, за сознательное заражение собственного ребенка ей грозит уголовная ответственность.

Увы, по словам специалистов, «мода» на отрицание инфекции и отказ от лечения — как себя, так и своего ребенка, — становится опасным и массовым явлением, в том числе и в нашем регионе. И уже всерьез рассматривается предложение, чтоб СПИД-диссидентов привлекать к ответственности.

Времена изменились, и сегодня в «группе риска» не только наркоманы, геи и проститутки, которые живут не в пустом пространстве. Вирус проникает в ряды благополучных граждан — отнюдь не бытовым контактом (так ВИЧ не передается), а половым путем.

— Чтобы не бояться вируса, все потенциальные угрозы надо пресекать, — предупреждает Сергей Олейник. — Любишь одну жену, значит, не рискуешь. И не надо быть ханжой, когда речь заходит о презервативах. Жаль лишь, что молодые люди зачастую делают выбор не в их пользу — стоят они недешево.

Обследование на ВИЧ-статус в Пензе можно пройти в Центре СПИД. Только здесь оно сопровождается квалифицированным дотестовым консультированием, задача которого выявить наличие у людей факторов риска инфицирования и предотвратить заражение и передачу ВИЧ. Предупрежден значит вооружен.


Всего в области (без Заречного) лиц, живущих с ВИЧ/СПИД (ЛЖВС) на конец 2016 года — 2490. За минувший год диагноз ВИЧ-инфекции был впервые установлен 408 жителям области. Из числа ЛЖВС в прошлом году умерло 96 человек. 
Защита от автоматических сообщений