Его имя для многих является синонимом всезнания: если кто и может ответить практически на любой вопрос, то, скорее всего, это будет Анатолий Вассерман. Однако победитель многих интеллектуальных телеигр, публицист и политик так не считает.

В Пензе Анатолий Вассерман раскрыл журналистам два своих главных секрета: как ему так быстро удается отвечать правильно на вопросы и что находится в карманах его знаменитой жилетки.

— Анатолий Александрович, Вы приехали в Пензу, чтобы стать арбитром на интеллектуальном турнире «Бизнес журнала». Скажите, насколько интересно Вам было это предложение?
— Для меня это норма, поскольку я сертифицирован Международной ассоциацией клубов «Что? Где? Когда?» как арбитр и имею право судить соревнования любого уровня. Так что это вполне привычное занятие, и я рад, когда у меня есть возможность поработать по этой части.

— Скажите, знаете ли Вы что-нибудь такое о Пензе, чего не знают сами местные жители?
— К сожалению, нет. О Пензе я практически ничего не знаю, кроме того, что это тихий город. Так что впечатления о городе я составляю с нуля.

— И каковы эти впечатления?
— Скажем так, та небольшая часть города, которую я успел увидеть, понравилась. Надеюсь, то, что не увидел, не хуже. 

— Вы знаете, что сейчас разрушили стереотип, что Анатолий Вассерман знает все?
— Легенда о моем всезнании — всего лишь легенда (смеется). Все участники интеллектуальных игр знают гораздо меньше, чем кажется со стороны, но думают гораздо больше. Вопросы строятся не на знании, а на размышлении. К ответам можно прийти, опираясь на заведомо общеизвестные вещи. Опытный игрок на ходу успевает прокрутить несколько типовых вариантов рассуждений, поэтому часто бывает, что к концу чтения вопроса ответ уже готов. Со стороны кажется, что человек его знает, на самом деле, он его просто вычислил.

— Расскажите про вещи, которые Вы храните в своем знаменитом жилете? Что из последнего Вы положили в карман?
— Приколол сегодня значок с гербом Пензы, его подарили мне сегодня. А если говорить о других предметах, то последнее пополнение было пару лет назад. 


— Вы носите с собой достаточно много оружия: для вас это самозащита или просто часть имиджа?
— Оружия у меня нет. Все, что на мне надето, характеризуется как инструменты хозяйственно-бытового назначения. Вот, например, в ручке этого ножа ни много ни мало шесть инструментов разного назначения.

— Вы никогда не взвешивали свои вещи?

— Недавно это делал: брюки весят 8,5 кг, жилет — чуть меньше 7,5 кг, куртка со всеми книгами, что лежат, около 5 кг.

— В Интернете опубликован полный список вещей, которые Вы всегда берете с собой. Он действителен?

— Список составляли в 2010 году и публиковали фоторепортаж. Конечно, что-то поменялось. Например, в одном из карманов у меня было несколько атласов разных регионов, сейчас все они есть в планшете. Вместо них у меня лежит устройство для заряжания гаджетов. Правда, им я ни разу не пользовался. Еще я ношу с собой инструмент для попавших в автомобильную аварию, который считаю необходимым: с одной стороны это стеклобой, с другой — стропорез, чтобы разрезать ремень безопасности. Кое-чем, наоборот, пользуюсь часто. Например, фонариком на солнечной батарее. А еще в одном из карманов у меня лежат несколько сумок-авосек.



— Чем Вам запомнился уходящий год?
— Знаете, боюсь, что буду не оригинален, но более всего запомнились выборы Трампа. И даже не потому, что это событие обещает серьезное изменение во всем мировом раскладе: американские выборы наглядно доказали, насколько велики внутренние противоречия в тех странах, которые пока еще именуют себя развитыми. 

— Не было ли у Вас желания посчитать количество всех прочитанных книг?

— Нет, над числом я никогда не задумывался. Но, мне кажется, две сотни метров книг в толщину я прочел. 

— Есть ли вопрос, на который Вы не можете себе ответить?

— Есть, конечно. В недавно вышедшем сборнике статей «Чем капитализм хуже социализма» есть приложение, составленное несколькими коллегами. Это краткий перечень тех научных исследований, которые надо успеть провести до того, как переход к социализму станет технически и экономически выгодным. Если успеть это сделать, то перемены не будут сопровождаться потрясениями, какие были век назад. Своими силами нам сделать это трудно — нужно привлекать специалистов. Сами работы займут 5–6 лет и на это потребуется 15–20 млн. долларов. В общем, было бы здорово, если бы я мог сам ответить на все поставленные вопросы.
Реклама на сайте
Защита от автоматических сообщений