Поделиться воспоминаниями можно, позвонив по телефонам.
Газета "Наш город" совместно с музейно-выставочным центром реализует проект, посвящённый 74-й годовщине Победы. Мы предлагаем зареченцам ответить на вопрос: «Что в вашей семье рассказывают о Великой Отечественной войне?» Наша цель – зафиксировать индивидуальную память зареченцев о войне: факты, подробности, переживания... Публикуем фрагменты воспоминаний.

Война – настоящая бойня!

(Из воспоминаний Михаила Кириллова)

Мой отец Кириллов Иван Сергеевич (1913-1992) воевал в составе 868-го автомобильно-транспортного батальона 2-й ударной армии, которой командовал генерал Федюнинский. Отец был участником прорыва блокады Ленинграда.

Самая страшная картина, из того, что рассказывал отец, как он ездил на поле боя с санитаркой за ранеными бойцами. Приезжают, идут по полю, дымящемуся от огня. Лежат раненые бойцы. Тяжело раненных жалко! Но первыми надо было брать тех, кто мог снова встать в строй. Такая была страшная арифметика войны!..

– Идёшь по полю, – вспоминал отец, – а тебе кричат: «Что же ты меня не берёшь? Возьми, сынок, возьми!» А рядом лейтенант лежит с разорванным животом, кричит: «На пистолет – убей скорей, не могу терпеть боль!» Со всех сторон – крики, стон, мат. Раненых полный кузов – все стонут. Я уши закрываю руками, говорю санитарке: «Поехали!» А крови в кузове столько, что она по углам, с краёв кузова стекает. Весь кузов кровоточит. Бойня! Война – настоящая бойня! Ничего страшнее не придумать!"

Вывозить раненых отцу приходилось много раз.

Последнее письмо брата

(Из воспоминаний Майи Ивановой)

Мой брат Пётр Иванович Никифоров, 1924 года рождения, после 10 классов окончил военно-пехотное училище в Хабаровске. В нашей семье было 14 детей. 10 – умерли. Я самая младшая. Мне тогда было 3 года, а брату Петру -- 21 год.

Весной 1944 года его, младшего лейтенанта, направили на фронт. Наши уже сражались в Европе. Брату дали сутки, чтобы побывал дома. Помню, что мама сидела с ним всю ночь рядом, держала и гладила его руку...

В середине апреля они уже были под Берлином. В семье долго хранилось последнее его письмо. Я много раз его потом перечитывала маме, поэтому запомнила.

Брат писал: «Здравствуйте, дорогие мои родные, папа, мама, братишки и моя маленькая сестрёнка! Пишет вам ваш сын Петр. Мы на подступах к Берлину и скоро идём на Берлин штурмом. Нам дали час передышки, чтобы написали письма родным. Артиллерия гремит так, что не слышим голосов друг друга, оглохли. Неба не видно. Всё горит. Всё в дыму. Сами все чёрные. Много убитых. Я не представлял, что такое война. Здесь мы попали в самый ад. Бояться мне нельзя. Как командир взвода поведу своих бойцов в атаку. Может, это не последнее моё письмо к вам, но на всякий случай попрощаюсь. Прощайте! Прощайте! Прощайте! Всех вас люблю. Надейтесь на лучшее и ждите меня! Победа будет за нами!»

Это письмо оказалось последним. Через неделю после него пришла похоронка на Петра. Мама кричала, плакала, рвала на себе волосы от горя.

На запрос старшего брата в 1971 году пришёл ответ из Министерства обороны СССР: «Командир пулемётного взвода 174 стрелкового полка 20 стрелковой дивизии младший лейтенант Никифоров Пётр Иванович погиб 26 апреля 1945 года. Похоронен в Берлине, в Трептов- парке»… Наград у брата не было. Не успели его наградить..

Память. Поделиться воспоминаниями можно, позвонив по телефонам: 23-24-22, 89023471247 (Диана Орлова) и 65-40-61, 89050163398 (Виктор Кладов).
Реклама на сайте
Защита от автоматических сообщений